Юридическая помощь автолюбителям и велосипедистам

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Расширенный поиск    

Проверенные комплектующие для электровелосипедов на сайте Electro-Customs.com (генеральный спонсор)

Страницы: 1Вниз

Автор Тема: Проблемные вопросы применения общепризнаных норм и принципов  (Прочитано 4148 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Roy

  • Свободное движение электромобилистов!
  • Наш человек
  • ***
  • Репутация: 43
  • :
    0
    1
  • Сообщений: 351
  • Москва
  • Эксперт движения
  • Оффлайн Оффлайн
    • Награды
Конин В.В. Проблемные вопросы применения общепризнаных норм и принципов международного права в российском уголовном судопроизводстве // Закон и право. 2007. № 11. С. 26-27.

2007, , , , Конин В.В.,

Конин В.В., Адвокат Адвокатской Палаты Калининградской области, кандидат юридических наук.


ПРОБЛЕМНЫЕ ВОПРОСЫ ПРИМЕНЕНИЯ ОБЩЕПРИЗНАНЫХ НОРМ И ПРИНЦИПОВ
МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ


Европейский Суд по правам человека (далее ЕСПЧ) уже в течение девяти лет является реальностью нашей правовой практики. Предметом рассмотрения ЕСПЧ стали многие проблемные темы российского уголовного судопроизводства, в том числе вопросы длительности и обоснованности содержания под стражей до вынесения приговора, разумные сроки судебного разбирательства, и другие, не менее важные проблемы.
При анализе решении, принятых ЕСПЧ, можно сделать вывод о том, что они пока лишь только способствуют восстановлению нарушенного права конкретного заявителя, но не влияют на правовую ситуацию в России в целом. Тем самым они выполняют только правовосстанавливающую функцию, но не превентивную и не способствуют снижению числа обращений российских граждан за защитой в ЕСПЧ.
Главным принципом защиты прав и свобод человека, а также сохранения работоспособности и эффективности ЕСПЧ должен стать национальный механизм защиты прав человека. Для этого необходимо совершенствовать российскую правовую систему. И одним из способов совершенствования и повышения эффективности правовой системы является непосредственное применение общепризнанных принципов и норм международного права судебными органами Российской Федерации. К сожалению, практика показывает, что на сегодняшний день в этой области существуют значительные пробелы. В связи с этим, в настоящее время перед законодателем и правоприменителем стоит острая необходимость по их скорейшему заполнению.
К настоящему времени опубликовано достаточное количество работ по толкованию общепризнанных норм и принципов международного права в целом и Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее ЕКПЧ), в частности, по влиянию норм, содержащихся в ЕКПЧ, на решения Конституционного Суда РФ. Вместе с тем, крайне мало проводилось научных исследований, посвященных вопросам реализации общепризнанных норм и принципов международного права именно в области уголовного судопроизводства.
Проблемные аспекты влияния общепризнанных норм и принципов международного права на российское уголовное судопроизводство остаются до настоящего времени не в полной мере исследованными.
Законодатель, понимая, что общепризнанные принципы и нормы международного права рано или поздно будут имплементированы в российское законодательство, предпринял в этом направлении некоторые шаги. Так, например, внутренний статус общепризнанных норм и принципов международного права, ранее закрепленный в конституционных нормах, был продублирован идентичной нормой, закрепленной в части 1 статьи 5 Федерального Закона «О международных договорах Российской Федерации» № 101-ФЗ от 15 июля 1995 года.[1] Продолжая работу в этом направлении, законодатель разработал и приял Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» № 1-ФКЗ от 31 декабря 1996 года, в статье 5 которого, вслед за ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, предусмотрел возможность применения российскими судами общепризнанных норм и принципов международного права и международных договоров Российской Федерации.[2]
Достаточно быстро обозначился целый ряд проблем, связанных с неумением, а иногда и нежеланием российских судей применять как нормы Конституции России, так и общепризнанные нормы и принципы международного права. Некоторые проблемные вопросы в этой области попытался обозначить и Верховный Суд РФ.
В постановлении № 8 от 31 октября 1995 года «О некоторых вопросах применения Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия»[3] , в частности, в п. 5 указывается на необходимость применения судами положений международного права, но при этом порядок применения положений международного права не был разъяснен, в связи с чем суды фактически проигнорировали данное указание. Возможно, что неприменение общепризнанных норм и принципов международного права связано еще и с тем, обстоятельством, что романо-германская правовая система, к которой относится и российская правовая система, не признает судебный прецедент (каким по сути и являются решения ЕСПЧ) в качестве источника права. Вместе с тем, как справедливо отметил В.М. Жуйков, хотя опубликованная судебная практика Верховного Суда РФ официально не могла рассматриваться в качестве источника права, однако она фактически всегда учитывалась нижестоящими судами как ориентир в вопросах применения и толкования права, устранении пробелов в нем, в применении аналогии закона или аналогии права.[4] В связи с этим мы полагаем, что, признавая позитивную роль судебного правотворчества Конституционного Суда РФ и Верховного Суда РФ, следует также признать доктринально и законодательно прецедентное право ЕСПЧ одним из источников отечественного уголовно-процессуального законодательства. Тем более что анализ ряда подписанных Россией международно-правовых договоров позволяет сделать обоснованный вывод о возможности признания в качестве источников права прецедентов, созданных ЕСПЧ.[5]
В подпункте «в» пункта 4 другого постановления Пленума Верховного Суда № 23 от 19 октября 2003 года «О судебном решении», Верховный Суд РФ подчеркнул о необходимости указывать в мотивировочной части судебного решения материальный или процессуальный закон, подлежащий применению, в частности ЕКПЧ, принимая во внимание постановления ЕСПЧ, в которых дано толкование положений ЕКПЧ, подлежащих применению в данном деле.[6]
Принятие нового УПК РФ, а так же, как нам представляется, возросшее число жалоб граждан России, в которых затрагивались вопросы уголовного судопроизводства, в Европейский Суд по правам человека вынудили верховную судебную власть вновь обратить внимание на существующее положение. В постановлении № 5 от 10 октября 2003 года «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров в Российской Федерации» Пленум Верховного Суда РФ еще раз подчеркнул обязательную прямую юридическую силу международных договоров, и приоритет международного права над национальным правом в случае их возможного противоречия.[7] Пленум Верховного Суда РФ разъяснил судам обязанность при осуществлении правосудия применять положения общепризнанных международных принципов и норм, в частности Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод. Особо было подчеркнуто, что неправильное применение норм международного договора, а также неприменение нормы международного договора, подлежащего применению, ведет к тем же последствиям, что и неправильное применение российского законодательства – отмене или изменению состоявшегося судебного решения. К сожалению, отсутствуют какие-либо статистические данные, позволяющие проследить, сколько судебных актов было изменено или отменено по причине неправильного применения либо неприменения судами норм международного договора.
В то же время, анализ судебной практики свидетельствует об обратном. Не секрет, что по уголовным делам, связанным с незаконным оборотом наркотических средств, на сегодняшний день, основным методом борьбы является провокация, что особо подчеркнул в своем решении от 15 декабря 2005 года по делу «Ваньян против России» Европейский Суд по правам человека.[8] Но, несмотря на состоявшееся решение ЕСПЧ, установившего, что в случае, если инициатива на совершение преступления исходила от сотрудников правоохранительных органов, то в данном случае имеет место нарушение ст. 6 ЕКПЧ, российские суды продолжают признавать виновными, и осуждать к различным видам наказания лиц, фактически спровоцированных сотрудниками правоохранительных органов на совершение преступления. Постановленные судами приговоры обжалуются в вышестоящие судебные инстанции, но, как показывает практика, случаев отмены состоявшихся судебных решений в связи с нарушением норм ЕКПЧ, опрошенные нами адвокаты Адвокатской Палаты Калининградской области, Адвокатской Палаты Орловской области и Адвокатской Палаты г. Санкт-Петербурга, практикующие в области уголовного судопроизводства, привести не смогли. В связи с этим складывается впечатление, что суды в своей деятельности либо не обращают внимания на вышеприведенное постановление Пленума Верховного Суда РФ и состоявшиеся решения ЕСПЧ по делам в отношении России, либо, при принятии решения руководствуются иными соображениями. Однако положение суда после принятия нового УПК РФ изменилось кардинальным образом. Полагаем, что анализ нового УПК РФ позволяет сделать обоснованный вывод о том, что в современном российском обществе перед судом не стоит задача борьбы с преступностью. Представляется, что задача суда в данном случае должна состоять не в борьбе с кем-либо или чем-то, а в разрешении специфического правового конфликта. Содержание такого конфликта закреплено нормами материального (в данном случае уголовного) права, а процедура его разрешения предусмотрена нормами уголовно-процессуального права. Не случайно, тактические же особенности осмысления и оптимального разрешения возникшей конфликтной ситуации между обществом, установившим определенные запреты, и личностью, нарушившей установленные запреты, составляют одну из частей предмета ведения криминалистики. При этом уголовно-процессуальный закон ставит своей задачей как защиту интересов потерпевшего от преступления, так и защиту интересов лица, привлекаемого к уголовной ответственности от незаконного и необоснованного обвинения. Тем не менее, складывается впечатление, что некоторые судьи до сих пор понимают задачу судов как борьбу с преступностью, несмотря на то, что новый УПК РФ определил для суда роль независимого арбитра в споре сторон – защиты и обвинения.
По мнению А. Л. Буркова «Со стороны судей отмечается стойкое нежелание применять Конвенцию (автор имеет в виду Европейскую Конвенцию по защите прав человека и основных свобод) … При первом столкновении с необходимостью применения Конвенции судьи старались избежать упоминания ее в судебных решениях даже в тех случаях, когда положения Конвенции и прецедентного права поддерживали решение в пользу заявителя. Судьи старались вынеси решение по делу на основании только российского законодательства».[9] На наш взгляд, данное высказывание, хотя и не претендует на оригинальность, но в целом подтверждает те выводы, к которым мы приходим в нашем исследовании.
Очевидно, что каким-то образом необходимо исправить сложившуюся ситуацию и преодолеть правовой нигилизм, присущий российским судьям с тем, чтобы было осознано главное: борьба с кем-либо или чем-либо не является задачей суда. Российская Федерация будет проигрывать дела в ЕСПЧ до тех пор, пока суды не станут действительно независимыми и беспристрастными, и в своей деятельности будут руководствоваться только законом, а не сложившейся на какой-то момент целесообразностью. Полагаем, что только принципиальная позиция Верховного Суда РФ и руководителей судов субъектов Федерации способна исправить сложившееся положение дел.


Используемая литература:


1.Федеральный закон Российской Федерации № 101-ФЗ от 15 июля 1995 г. «О международных договорах Российской Федерации» / СЗ РФ. 1995. № 29. Ст. 2757.
2. Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 . № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации». / СЗ РФ. 2000. № 51. Ст. 4825.
3. Сборник постановлений Пленума Верховного Суда РФ 1961 – 1996 гг. М., 1997. С. 11 – 18.
4. Жуйков В.М., Судебная защита прав граждан и юридических лиц. - М., 1997.- С. 145.
5. Федеральный закон от 30.03.1998 г. № 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и протоколов к ней» // СПС КонсультантПлюс.
6. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. № 2.
7. Судебная практика по уголовным делам / сост. Г.А. Есаков. М., ТК «Велби», изд-во «Проспект», 2006. С. 174 - 179.
8. Ваньян против России // http: www.srji.org.//resopces/searh/27/
9. Бурков А.Л., Анализ применения Конвенции в российских судах // Применение Европейской Конвенции о защите прав человека в судах России. Екатеринбург: Изд-во Уральского университета. - 2006. - С. 57.
Записан
Электровладельцы всех стран - объединяйтесь!
Страницы: 1Вверх